Алексей Богданов рассказал «РБК Стиль», почему бизнесмены выбирают триатлон

По словам управляющего партнера S.A. Ricci, занятия спортом помогают и в работе, и в личной жизни

«Триатлон для меня начался вот с какой предыстории. Уезжая в 2011 году в медовый месяц, я решил взять что-то почитать. Это оказалась книжка Криса Маккормака — человека-­легенды в триатлоне. Я не очень понимал, о чем она, но меня привлекло название — «Я здесь, чтобы победить!». Уже на отдыхе, прочитав несколько страниц и поняв, что речь идет о каком-то невероятном испытании под названием Ironman, где нужно плыть 4 км, потом сразу ехать 180 км велогонки и бежать марафон, я мысленно покрутил пальцем у виска и отложил книгу до лучших времен. Но мысль о невозможности такого испытания для человеческого тела крепко засела во мне и начала вызревать. Ей понадобился год, спустя который я вновь услышал о триатлоне. На этот раз от своего друга Михаила Лапидуса. Он сказал, что если я хочу сбросить лишний вес, а он у меня тогда был, то надо заканчивать с походами в качалку и заниматься видами спорта на выносливость. А на следующий день прислал мне в офис стопку увлекательных книг про триатлон и взял с меня обещание полететь в Италию, купить там хорошие велосипеды и покататься по окрестностям. Так я встал на скользкую дорожку под названием любительский триатлон. Вместе с коллегами из S.A. Ricci мы даже создали клуб любителей спорта на выносливость. И стали первым любительским клубом, которому удалось привлечь серьезных спонсоров, таких как «Газпромбанк Private Banking» и Pridex.

Триатлон сегодня — это мой образ жизни. Мне сложно поддерживать себя в хорошей физической форме, не имея цели в виде выступлений в соревнованиях. Себе я обещал, что больше десяти часов в неделю не посвящаю тренировкам. Это позволяет мне не воровать время у семьи и бизнеса.

Сейчас триатлон — это новый гольф. Россия идет в фарватере модных трендов, которые появляются в США и Европе. А там триатлон прочно вошел в жизнь успешных бизнесменов. Российская бизнес-среда к этому активно присоединилась после 2010 года. И сегодня число любителей триатлона из сферы бизнеса продолжает неумолимо расти. Триатлон — весьма дорогое удовольствие. Инвестировать приходится много: и в оборудование, и в тренировки, и в стартовые слоты. Например, хороший велосипед будет стоить $10 тыс. А для триатлета хорошо бы иметь их не один, а как минимум два: для шоссейных гонок и для раздельных стартов. Это не бюджетный вид спорта, так что какая-то естественная отсечка происходит. Хотя триатлон сегодня демократизируется и становится более доступным.

Мой самый экстремальный старт — самый первый. Это была короткая дистанция в августе 2012 года. Была достаточно холодная погода, и для водного этапа нужен был гидрокостюм для триатлона, который тогда в Москве купить было невозможно. От незнания я поехал в дайверский магазин и приобрел тонкий костюм для погружений. На старте я нырнул вместе со всеми и так резво начал, что стал думать, что я прирожденный чемпион в триатлоне. Но хватило меня метров на 400, а дальше я стал задыхаться, пульс взлетел на недопустимые красные ограничители. Я запаниковал и стал думать, как позорно будет утонуть в гребном канале. Доплыл до берега, бросил очки и шапочку и уже был готов послать к черту триатлон. Но потом посидел, отдышался и подумал, что ни разу в жизни не сдавался и что надо как-то закрывать этот гештальт. И вот закрываю его до сих пор».